Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:46 

«Рёма», он же «Рёма Непокобе... лебимый», труппа «Цветок», 1996—1997 гг.

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Уф-ф-ф-ф, я это сделал. Я. ЭТО. СДЕЛАЛ. Я это посмотрел и записал все, что понял. А понял я, должен похвастаться, несмотря на незнание языка, довольно много. А что не понял, то выловил из источников и Така-вики. Вкуряйте! Ссылки на сам спектакль прилагаются.

Рёма — любимая роль Майи Мики (по ее собственному утверждению — значит, мне не почудилось в ролике, что ее ПРЕТ! :)), она его играла даже дважды — в 1989 и в 1996 годах. Рёма Майи Мики — обаятельное чудо в перьях, позер и лапушка, который отлично знает, в каких позах и ракурсах выглядит наивыгоднейшим образом и насколько неотразим его длинный пушистый хвост, статично и в движении :))) Чуть ли не каждый кадр с ним хочется в рамку и на стенку. Всенародный любимец на марше. Не вините Майю-сан, они его правда так сильно любят :)))
Из забавностей каста: во-первых, Сэна Дзюн, экс-Смертиха и Лизка, в прошлом году вышедшая в отставку, — она играет сёгуна Токугаву Иэмоти. Мя-а-ауленького такого, ей всего двадцать с небольшим на тот момент :) Но и роль — детская, сёгун-то еще на десять лет младше.
Во-вторых, тут есть Кондо (актриса Ицуки Тихиро). В двойной роли. Ночами он превращается... превращается ночами... в Яманоути Ёдо! О как. Тайная жизнь командира Шинсенгуми — он еще и ханом Тоса мимоходом умудрялся рулить :)))

Начинается все, судя по детскому крику, с сотворения Рёмы :)) Как мы помним, перед родами его матери приснилась помесь коня и дракона, и на экране нам тут же показывают, как эта милая контаминация (с) может выглядеть. Кстати, очень красивый начальный хорал.
Акт первый (спасибо, я эту черточку уже выучил). Сайго-сан, Кацура и Кацу-сэнсэй вездессущи, как Эру :)), слышу про Тобу-Фусими. Тоба-Фусими у нас год 1868-й, значит, дело происходит уже после революции. Как обычно, основное действие — это ретроспекция. Сайго чуть не плачет (по Рёме, что ли? вот лицемер!), но, герр Рэм, я вас таки обожаю безотносительно :))). Сацумы, Тёсю и союз Са-Тё сыплются потоком.
И опять на нас вываливается неизящно укушавшаяся О-Рё. Ага. Значит, налицо и преемственность постановок, поскольку в «Байках из жизни Рёмы», поставленных десятью годами позднее (о них потом поговорим), тоже есть подобная сцена. Только там еще Икумацу в турнюре и в образе присутствовала.
— О-Рё-хан, а что бы сказал Сакамото-сэнсэй?!
— А-а-атцепись, душа у меня болит!.. О! — О-Рё тычет пальцем в Муцу... Мунэмицу вообще. Но здесь — Ёносукэ. Это сокорытник Рёмы по Кайентаю. — Приветики, товарищ Кайентай!
Далее прелестно (напоминаю, у меня режим вакаранихренай, поэтому как бог на душу положит (а он у меня большой затейник по части покласть :)), так и перевожу:
— О! Кацура Когоро!
— Кидо Такаёси, с вашего позволения!
А Сайго-сана мы даже укушавшиеся стесня-а-аемся. Как завидели, мигом прическу поправлять! Ну еще бы, почти посаженный отец :) А Кацу-сэнсэй нам кимоно отряхивает заботливо :))))
Далее появляется Отосэ, хозяйка Тэрадая. И с ней некая Тиба Санако из Тиба додзё (для тех, кто не, напоминау: это одна из трех крупнейших фехтовальных школ в Эдо; зашибись престижная). С цветочками. Далее шиза. О-Рё достает из-за корсажа смит-и-вессон (судя по виду, очень похожий на исторический), протягивает его Санако, и девушки в четыре руки стреляют в воздух. Это шо, памятный салют в честь Рёмы?!

И вот наконец сам Рёма. Длиннохвостый, под парусом, в белом шарфике и ботинках, с катаной и вообще невероятно головокружительный! Харизма Майи Мики + харизма Рёмы = ой, моя голова! Умеют в Такарадзуке кастинг! Прошелся по сцене, зажигая гласом, хвостиком помахал: «Ну, всем хорошо видно, какой я офигенный?!» :))) А по смыслу он, кажется, поет про создание Кайентая. Ща все, как говорится, будет. Слово Рёмы.

Далее появляется семья Рёмы; его сестра размахивает письмом. Опять слышу про Тиба додзё. Брр, вакара совсем нихренай, но Рёма вроде получил разряд мэнкё (как полезно переводить господина РХ!) и тем хвастается. Нет, мокуроку, а в перспективе мэнкё. Наверное. Ой-ё.

Рёма на берегу моря, хвостик пушистит, сакэ пьет, сплошное каваи-и-и и в человецех благоволенье. Честное слово, как ЭТОТ ЧЕЛОВЕК после чарочки с ногами заваливается на пенек, вам лучше узреть самим. А впрочем, эту сцену мы видели в ролике.
— Сакамото Рёма-доно из Тоса, мы вас немножко бить пришли.
Рёма, нюхая розочку:
— Да вы корзины-то хоть с бошек снимите, ретрограды.
Далее наглядно, с припевом и притопом, о том, что четыре катаны супротив пистолета — это как-то несовременно.
— Вот блинн! Валим! — говорят рёманедокири и смываются. Рёма картинно крутит свой шестизарядник и фыркает: «Даже не оглянулись» (с). Действительно жалко, такой дикозападный перфоманс пропустили. Рёма глазками так зазывничает, что лично Рысь уже за ним готов в огонь, воду и куда этот псих еще прикажет. Постановка, похоже, более музыкальна, чем «мальчик Мидзу», но Майе Мики-сан все-таки низковато петь, особенно а капелла чувствуется. Тут у нас заглавная ария про айву под почтиморриконе. Очень даже мило, но, товарищи, я таки тащусь с Рёминой походки вразвалочку в ботиночках!
Далее Рёма со товарищи под музыку с притопом (возможно, это кайентайцы). «И прослезился» (с). Вы тоже прослезитесь от этого трогательного хора про мир, дружба, рис и ружья. Товарищи, опознайте кто-нибудь моны!

Вставной номер с кем-то вроде газетчика в платочке. Хотя газет еще вроде не должно быть. Но неважно. Привет гейшам из Киото. Что-то важное произошло, и об этом информируют весь честной народ. Благодаря декорациям в «Байках» я понял, что тут произошли «черные корабли» :)).

Далее Такэти Хампэйта + ? (по-моему, это братец Санако) треплются. Вакара-снова-увы-мне, но вроде за предстоящее соревнование между додзё. На Кацуру надевают помесь бочки с гитарой. Ну, броню, общем. Там еще Рёма в такой же бочке и красной бандане это он у Хидзикаты слямзил. Такэти чуть не защекотал, зараза :))) Про стиль Синто Мунэн слышу. Рёма, что ж ты сакэ, как чистый спирт, хлещешь с придыхом?!! А, это он для разогреву. Теперь разминается красненьким пионерзарядкой. Зал ржет, и его можно понять.
Так. Это соревнования между додзё. Весь вечер на арене Сакамото Рёма и стиль Хокусин Итто. В противоположном углу ринга — Кацура от Сайто додзё! (А стиль назвать, старый хрыч, в смысле Тиба-дзи?! А, Синто Мунэн, да) Противники присаживаются на корточки — это оригинальный способ подраться, я вам доложу, — а затем синхронно поднимаются, держась за боккэны.
— Стоять-бояться-деньги-и-семечки-не-прятать! — Вваливается ночное лицо Ицуки Тихиро-сан, то бишь его светлость Яманоути Ёдо в состоянии ну о-о-очень нестояния. Князю споро приносят подушку под сиятельную задницу. — Требую продолжения банкета! <...> В общем, фас, мальчики, хлеб принесли, зрелища давайте.
Рёма победил (?) и от души пожал руку одуревшему от кросскультурной коммуникации (с) Кацуре.
— Это хто? — с трудом разлепляет глазья Ёдо-сама.
— Сакамото Рёма дэс!
— Ы-ы-ы...
Рёма... вы не поверите!.. чешется за ушком. ОНИ ЭТО НАРОЧНО! Я не знаю, что там по факту проорал лорд Ёдо, но, по-моему, он кого-то бакэмоной обозвал. Тоже, видать, считает это нечестным и запрещенным приемом.

Ретроспекция. Ёдо вспомнило, где оно слышало про Рёму.
Мелкие крестьянские няки бегают с корзинами. Выстраиваются рядочком (оброк, что ль, принесли? Или при виде?), мимо зигзюгом несет его Тосью светлость с эскортом. Кто-то из приближенных Ёдо-сама наступает в корзину и очень этим огорчается. Да и девушек чуть удар не хватил. Князь тоже хватает, но катану и хочет поступить как Сэридзава в трактире. Только на него, ох-х-х, Хидзикаты не было, а потому девушек все-таки того... Юный Рёма рвется на гадюку с мечом, но Такэти его удерживает. Ёдо-самадур заливает про самураев (видимо, пройдясь по низкому рангу мальчишек) и вытирает катану об очень ревущего Хампэйту. Рёму в это время крепко держит тот, кто в корзину наступил.
Грустно. Юноши оплакивают убитых девушек.

Интерлюдия, на экране портреты — Рёма, Такэти, Кацура. Слышу про Ёсиду Сёина, эпоху Ансэй. Не понимау даже примерно.

Далее с нами Тиба додзё, у которого подметает мелочь ученическая. Мальчики сплетничают за Рёму, Санако и фехтование. Из двери вылетает, как пнутая, сама Санако, за ней ее брат (по идее, Тиба Дзютаро, но здесь Сигэ), за что-то выговаривает. С воплем: «Сигэ-са-а-а-ан!» — прибегает Рёма. У него книги в лапах. Кто вторая девица, не знаю, может, подруга Санако? Является юное дарование Мандзю, оно же Кондо Тёдзиро. Ау, омакайсятина! :)

Танцуют девы с веерами, на переднем плане поет коварная прелестница О-Тё, на заднем — пьют Кацура и Хампэйта. Вваливается Рёма. О-Тё на него делает зырк и мяу. «Мужчи-и-и-иночка!» Его «гы-хихихи» в ответ надо слышать лично :)) Рёма что-то говорит про Сёина-сэнсэя. Далее про бакуфу и политику. Рёма — ах ты моя лапушка! — берет палочки и у Кацуры из тарелки жрачку тягает :))) Кацура делает выражение лица. Зал ржет. Кацура-сэнсэй, вам что, жалко? Считайте это инвестицией в будущий концерн «Мицубиси». Сам Рёма — апчхи! — чихать хотел на его недовольство и бурно почесал хвост в тарелку.
Нэ, я не могу. Рёмины манеры — это песня. «Когоро, мать твою!» — и далее что-то про сёгуна полным титулом. Кого именно обругали, может, вы разберете? Кацура ему про Тёсю и микадо. Потом Кацура возмущенно удаляется (не вынесла его душа этого поэта мирной реформации), Хампэйта пытается его удержать и совестит Рёму. За перегородкой кто-то очень хочет кого-то убить, Рёма тычет его катаной прям через дверь. Сперва убил, потом открыл. Он бы еще «кто там?» у трупа спросил. Приходит О-Тё с сакэ и закусью. Рёма, милый, проголодавшись, рис жрет. У него так лапки от усилий девушки по очаровыванию трясутся, что чарочка, в которую наливают, выпадает. Упс, все-таки уронил.
Далее сцена «погладь Рёму». Да, я бы тоже не удержалась. «Бакаяро», — отчетливо говорит Рёма. В общем, да, ведешь ты себя как это самое :))) Интересно, что он девушке за листочек с очередным «хитоцу» выдает? Она его с выражением зачитывает, потом с не меньшим выражением рвет напополам. У Рёмы от такого хвост становится дыбом. Со звуком «бздынь!». Рёма призывает хвост к порядку, но уже без толку. Тут впору «насилуют!» кричать :)))
Ха. А девушка-то непроста. Далее у нас косплей «Манкацу» — пистолет против стилета. Рёма, в девушек в постели положено тыкать не этим, но мы тебе простим, она тоже не тем, чем надо, тычет. «Кто послал? Бакуфу?» «Фиг тебе», — отвечает девица и метким броском снимает какого-то ниндзюка. А Рёме становится херенько, его то ли потравили, то ли усыпили. Делайте выводы: то ли девица хотела его убить, то ли, наоборот, его пришли убивать, он убил одного, а она сняла второго убийцу. По «Байкам» я выяснил, что это шпион Сацумы и зазноба лично Сайго, так что, видимо, второе.

Снова команда подметальщиков. По-моему, они ржут над Рёмой и Санако, но выходит Санако и объясняет, что они неправы. Доходчиво, в ухо и за ухо. Далее вылазит Рёма напевая и пытается девушку обойти. Девушка не обходится. «Ой, блинн, Санако-доно, здрасьте, простите, не сразу признал!» Шо ж ты вякнул, болезный, что она тебе лапку дверью прищемила?!! Впрочем, о том, что и как может ляпнуть Рёма, можно многое рассказать, потому что напечатать нельзя. Появляется Сигэ-сан, слышно про Киото, стиль Тэннэн Рисин и... товарищ замком, вы там не обыкались? :) Сигэ-сану пожимают лапку, и он отваливает. «Хидзиката Тошидзо, говориш-ш-шь...» — мурррлычет Рёма и чешется за ушком. Извините, перерыв на укавай пять минут. Кстати, у сценаристов тоже.

Вставной номер, гайдзины в кринолинах чешут очень по-японоанглийски. Англичаночка каваится на местных в лице Сигэ-сана со спутницей. Акция «погладь Сигэ-сана». Не смущайте местную молодежь, леди. Ее муженек вякнул что-то вроде:
— Японцы очень ма-а-а-аленького *ХЗ* и ба-а-альшого *ХЗ*! Р-р-ря!!! Кстати, девушка, вы что-то уронили. (От такого вопля вообще родить можно, сударь...) Yellow monkey! Yahoo!
Пришел... слышу Накахама Мандзиро. Есть такой во флоте, но зачем он тут, не знау.

Далее поглаженный Сигэ-сан со своей спутницей. Аж занемог от гайдзинской заразы, за левый бок хватается :) Или ранили его где-то? Вваливается Рёма, опять с катаной наперевес, как Ленин с бревном на субботнике. Далее диалог, но я не понял. Рёма рвет когти. «Рёма, твою дивизию! Катану забыл!» «От блин», — отвечает это чудо природы. Далее заливают про катаны и бусидо. Меч — душа самурая... но Рёма уже явно убежден, что его душа пребывает где-то в смит-и-вессоне :))))

Рёма с Сигэ-сан приперлись к дому Кацу-сэнсэя — немножко его убивать. Слышно гудок парохода. Сигэ что-то орет, распугивая ворон, вон, даже Рёма шарахнулся. Входят в дом. Рёма снял ботинки и нежно гладит глобус. Приходит Кацу. Сигэ хватается за меч, но Рёма ему по лапе. Кацу расстилает перед Рёмой карту и тычет: здесь, мол, Япония. Рёма делает над картой натуральные шаманские пассы. «Здесь Япония, болван! А тут Америка. Чуешь разницу?» Рёма чует. Аж веером нервно обмахивается. Веер у него, правда, Кацу тут же отбирает: Японию, мол, с карты смахнешь еще, мельница ветряная. Ку-у-уда чашку чаю чужую хватать полез?!
Ой, не могу, это видеть надо. Сигэ орет «смерть ему!» и хватается опять за меч. И тут Рёма... бухается в поклон: «Кацу-сэнсэй, я весь ваш с потрохами!» Сигэ бухается рядом, но не в поклон, а колодой, от офигения. Кацу ржет, что ему остается? Идите, велит, действуйте на благо родины. «Сию минуту, Кацу-сэнсэй! — браво отзывается Сакамото. — Только, эта, хакама подтяну!» So he did.

Кацура читает письмо Рёмы, где тот, надо полагать, описывает свои новые и крайне интересные идеи и планы, в том числе относительно самого Кацуры. Слышно про Америку и сёгуна. «Чего-чего это убрюквище (с) еще затеяло?!» Зал ржет.

Воют собаки. Не иначе Сану-доно в бочке... простите, броне и бандане цветов американского флага увидали. Входит Рёма. Этого так просто не пронять. Она его о чем-то просит. «Сдурела, мать?!» Девушка надевает фехтовальный шлем. «Ладно, — вздыхает Рёма. — Девушек бить нехорошо, но раз ты просишь, хрен с тобой, бери синай». Девица орет, Рёма нервно лыбится. Что-то неладно. Во всяком случае, под конец девица, бросив синай, падает Рёме на грудь выплакаться. Музыка грустна и лирична.
Входит Сигэ-сан. Что-то там про Тиба додзё и серьезно. «Вас понял», — говорит Рёма и сваливает. Санако метнулась за ним, братец попытался рявкнуть, но тщетно. Предполагаю, что семье не нравятся их слишком уж дружественные отношения, но очень на голубом глазу. Сам братец тоже не особо рад шугать Рёму с сестрицей.

Опять стенка Тиба додзё. Рёму вежливо выставляют из додзё. Если верить синопсису «Баек» — за прогайдзинские убеждения, чтобы не сеял крамолу, а также из личного мнения Тибы Дзютаро, что нефиг Рёме прозябать в простых мечниках, а Санако нефиг на него зариться.
Сигэ дает Рёме свиток, в котором написано, что ему дали разряд мэнкё стиля Хокусин Итто. Это таки круто, товарищи. Санако в качестве прощального подарка выдает Рёме... хакама :)) Тот, офигев: «Ну, раз такое дело, я вам, любезная Санако-доно, рукав от хаори пожертвую на память». Спасибо, что не фундоси с царского... бедра. А то он мог. Снова песенка про айву, и она, кстати, весьма достойная музыкально.

Второй акт. Интересно, я хоть в максимальный размер поста влезу? Рёма в голубом кимоно, белом шарфике и черных ботинках плывет под парусом в светлое будущее. По-моему, поет он про море, свет и всякую романтику. Хорошие здесь песни. Приходит Кацу, потом, кажется, Мандзю. У него морская болезнь, но он относится к этому по-самурайски. Не спрашивайте, как это, но «буси» я услышал :))) Дальше много болтовни разных персоналий, я увы. О, тут что-то за Шинсен! В Киото они плывут.

Бардак... простите, трактир и гейши. Мило хвостатенький Кацура в юкате поет и танцует с веером. Шухер, Шинсен! Кацура линяет. Шинсен грозен, черно-бел и устрашающ. Не Икэдая, какой-нибудь разгон исинсисийской гулянки помельче. Далее бодрящий шинсен-перфоманс, дирижирует дневное лицо Ицуки Тихиро, Исами Хисадзирович Кондо. Номер первый — вокально-танцевальный. Номер второй — драка. Присутствуют Хидзиката-сан, Окита-сан и кто-то если и названный, то фиг его знает. Слышно про Сацуму, Тоса и про Рёму. Судя по всему, Рёма Шинсену уже на что-то наступил.

Двое шинсеновцев вываливаются из трактира и пристают к девушке, ожидаемо получив по морде. Смелая девушка. Рёма отрезвляет почтенно-пьяную публику аплодисментами: «Побуянили, господа, и хорош. Ложьте даму взад». Появляется мальчик Содзи и останавливает назревающую драку. По-моему, он припугнул буянов Хидзикатой, и те свалили. Затем извинился и поклонился Рёме. Наш мальчик, как всегда, вежлив до дрожи. Зато Рёма узрел новую забавную зверушку и тянет к нему лапки :))) «Э?» — поднимает бровь мальчик Содзи и откланивается.
Спасенная девушка оказывается О-Рё, вот тут-то Сакамото и накрывает. «Вы привлекательны Рё, я... чертовски привлекателен Рёма, сеновала тут нет, но, по-моему, это судьба». О-Рё согласна, и они об этом немедленно поют дуэт :)

Ночь, гроза, няки опасливо сплетничают за Хамагури-гомон и сбегают. Кацура в маскплаточке и его любимая женщина Икумацу. Происходит явление Сайго — с матюгальником, в смысле, натуральной гарнитурой на витом проводочке. И с ружьем. И хохочет, как Фантомас. «Выходи, Тёсю, подлый трус!» Кацура не испугался и не вышел. Что-то мявкнул про Такасуги и смылся. В последний момент Икумацу всучила ему сверток с онигири. А то эти революционеры со своим пламенным духом вечно забывают о теле, то бишь пожрать... Интересно, почему так ржут в зале?

Кацу и Сайго на культурных стульчиках и с чаем в европейских чашечках беседуют за Хамагури-гомон. Врывается Рёма и порывается с ходу отобрать чашечку у Сайго. Нет, он не в идейных целях, он пить хочет :))) Гаснет свет. Рёма этим немедленно пользуется и успешно отбирает чашечку уже у Кацу-сэнсэя. У того, видать, с реакцией похуже.
Рёма Сайго чем-то соблазняет, Кацу его пытается тормозить, пока Сайго не расплавилось окончательно... Ага, начинает готовить почву для Са-Тё. Сайго ржет: «Сакамото-сан, вы такое omoshiroi! — «Так вы согласны?!» — «Не так быстро, милый друг».
Является девушка. «Ой, блинн, О-Тё!» — одновременно орут Кацу и Рёма. Девушка оккупирует колени Сайго-сэнсэя. Кокетничающий герр Рэм Сайго — это ой, моя голова. А я чё, вон Рёма с Кацу тоже офигели.
Является юное дарование, какой-то котенок Кацу-сэнсэя, с тревожными вестями. Кацу что-то говорит про сэппуку и уходит. Рёма громко вякает про Кайентай... в общем, наверное, это все на мельницу будущего Са-Тё.

Кондо, Окита то Хидзиката рассматривают ориентировку на Рёму :))) «Содзи, а может, ты с ним разберешься?» «Хай», — вздыхает Окита.

Кто-то из Шинсена в абажуре объясняет Рёме, что сейчас будет его того. А не пошел бы ты, друг, отвечает этот железный писмейкер. «А ну, доставай катану!» — «Знаешь такую студенческую мантру — вломммммм?» Но потом драка все-таки происходит. У противника выбивают оружие из рук. Рёма снимает с него абажур и узнает старого знакомого: «Каким ветром тебя в Шинсен занесло?!» (Зато я его не узнаю :( Хэйдзо?..)
Далее грустно. Приходит Окита и этого Хэйдзо за невыполнение приказа... Рёма вмешаться не успевает. Зато объясняет все, что об этом думает, выхватывает пистолет (Рёма шо, дурак, с катаной против Окиты?) и стреляет. Кажется, он попал Оките в лапку, и тот ретируется. Не исторично, но поэтично. Рёма закрывает другу глаза и читает отходную.

О-Рё поет. Красиво. В лапках у нее — собственноручное сшитое для Рёмы хаори (это не я такой умный, это синопсис «Баек»). Оками-сан — это ведь обращение? В общем, ее собеседница — Отосэ.
О-Рё приносит Рёме сакэ. Тому по фигу, он читает. Девушка отнимает у него цацу и вредничает :) «Ну ладно, ладно, не реви, давай свой поднос». Не, он положительно сакэ как спирт хлещет :))) И ей налил. Ништо так не сближает, как совместная пьянка. О-Рё отдает ему хаори и примеривается к завязкам хакама. И видит там вышитое имя. О-Рё о-рёт: «САНАКО?!!» — и бедный Рёма получает по жопе :))) «Сакамото Рёма, вы гнусный обманщик и мерзавец, подите на фиг!!!» Рёме очень стыдно, но поздно :)))

Просыпается Отосэ, видит письмо. Рядом на коврике у двери валяется О-Рё и во сне обижается на Рёму. Ага, письмо для О-Рё угадайте от кого. Девушка об него радуется и каваится. Знаю только, что там про Рёмин отъезд в Нагасаки и про то, что он ее любит. Старая мудрая женщина Отосэ понимающе ухмыляется.

Комическая сценка. Очень усатый «мужик» достает из-за пазухи оторванный рукав Рёмы и нежно его обымает. Подозреваю, О-Рё притащилась разъяснять за Санако, а та почему-то переодетая :) Совместный визг этих родственных по одной наглой хвостатой морде голубок по выяснении обстоятельств умиляет :))))

Рёма в Нагасаки, вокруг гайдзинские дамские платья и гайдзинские официантки. Рёма рассматривает подолы и у того, и у другого :)))) Является О-Тё. Страшная, страшная женщина! Если бы Флинт ее знал, он бы ее боялся. О-Тё уходит, Рёма с Муцу (у него невероятно высокий голос) плюс еще два кайентайца в бело-голубом отдают ей честь и уговаривают друг друга не бояться :) Является некий мистер, с которым Рёма, вероятно, имеет виды на деловые отношения. Я не знаю, чего происходит дальше, но это ржач :))) Потом какой-то парень отдает Рёме письмо, в котором сказано, что Хампэйта совершил сэппуку по приказу Ёдо-самадура. Рёма «весь в кусках», по выражению моей старой начальницы. Синопсис «Баек» говорит, это он скорбит о всех тех, кто еще погибнет, прежде чем для Японии наступят великие перемены и великое будущее.

Сидит Мандзю, пишет пером, и к нему приходят кайентайцы. Что-то говорит про Такасуги. Далее мальчика явно запугивают, и про сэппуку тоже слышно. Смысл не понимаю. Они его подталкивают совершить сэппуку? После их ухода Тёдзиро совершает, однако, плебейское харакири, что абсолютно не смешно и страшно.

Кайентайцы приносят Сакамото этого, схаракирившегося. «Простите, перестарались» :( Рёма обзывает их по-матерному и бьет морды. Далее общий плач. «Что ж ты так, Тёдзиро, даже без кайсяку...» И что-то опять про Са-Тё.

Далее Кацура с кем-то. Могу предположить, что идут переговоры об объединении, и оба этих лба, Кацура с Сайго, упрямятся и упираются рогом. Ну, история известная, уговаривали их долго. Врывается Рёма: «Когоро, мать твою, хорош кочевряжиться!» :) Что-то про Хампэйту. У Рёмы вид: достали вы меня уже оба, но что делать, мирить вас надо! По-моему, он бурчит: «Нобунаги на вас нету...» :) Потом хватает Кацуру за грудки и порывается в него вколотить здравый смысл, раз уговорить не получается... О, таки дал по морде и обозвал. Кулачная дипломатия в действии :))) Правда, с этими баранами... Шо, мало? Так я добавлю. Кацура, ну ты пацифи-и-и-ист. Даже не отбивается. Рёма чуть не плачет (колочу и плачу, ага) и что-то говорит про Такасуги. Тот вроде живой еще, но ревут оба. «Я согла-а-а-асен!» — восплакивает Кацура, и тут открывается дверь и появляется Сайго с эскортом. «Мы его привели, Сакамото-сан! Договаривайте их!» — рапортует Накаока Синтаро.
Далее два барана, простите, высокие договаривающиеся стороны друг против друга на подушечках и Рёма разводящим. Он совестит Сайго (спасибо опять синопсису «Баек») — дескать, Кацура прибыл в Киото, рискуя жизнью, он ведь во всех розыскных списках, — и со слезами молит начать наконец переговоры. Сайго говорит, что увидел в слезинке Рёмы будущее Японии (ох уж эти поэтичные нихонцы!), бухается в поклон и проникновенно ревет: «Давай дружить!» Оторопевший Кацура машинально бухается туда же. Рёма, у которого еще от Такасуги глаза на мокром месте, соединяет их руки: «Поцелуйтесь, дети мои, и будьте счастливы в законном союзе!» Тьфу, простите :))) «Кацура-сан? ты выйдешь за меня? » — «ХАЙ!» (унесите Рыся, у него истерика) «А не выпить ли нам?» — Сакамото обмахивается лапкой за неимением веера. У него такой вид, будто он только что лично разгрузил вагон с углем. «Иду, иду!» — и в самом деле приходит Икумацу с подносом. Пьянка. Да здравствует великая Япония! Можно выдохнуть.

Аудиенция у мелкого Иэмоти. Явление первое. Сидит Кацу. Что втирает Кацу, я не понимаю, но сёгун какой-то дохающий — простужен, что ли? Явление второе. Те же и Рёма. «Веди себя прилично, перестань чесать в затылке!» — шипит Кацу. Далее про политику. Потом мини-сёгуна уводят пить теплое молоко и отдыхать :))) Кстати, в «Байках» в этом месте уже Ёсинобу, не Иэмоти, и Рёма его уговаривает отречься.
За кадром что-то про принцессу Кадзуномию и, видимо, ее брак с сёгуном. Чем же так расстроен Кацу?

Неразлучная троица — Кондо, Окита, Хидзиката. Не говорите мне, что здесь убийство Рёмы опять повесят на Шинсен. Снимите с него эту собаку наконец! Нет, фу, слава богу, не повесят.

Тэрадая. Рёма громко чихает. Чихает Рёма так проникновенно, что аж пистолет роняет :) А-а-а, исторический момент! Врывается полуодетая О-Рё: «Сакамото-сан, шухер, Шинсенгуми!» Далее страшно интересно, но я не понимаю, кто эти люди! Кто переодет девицей, а кто толстяком?! Если один — Кацура, то с кем? Миёси Синдзо, который там был, согласно байкам? Происходит драка с Шинсеном, но, в общем и целом, все линяют. «Девица» начихал вон на шинсеновцев :) От Рёмы, видать, заразился.

Сайго и О-Тё. Входят сацумцы. Ага, это представительство клана. «Сайго-сама, к вам Шинсенгуми-но кёкутё Кондо». «Ни хрена себе, — задумчиво говорит Сайго. — Ну, пусть войдет». Шинсен требует у Сайго отдать Рёму. «Хрен вам, — отвечает тот. — Такая корова нужна самому». Кондо угрожает Сайго словом и действием, но его пугают рыженьким императорским полотенчиком с хризантемой и кистями. Содзи: «Кёкутё, шли бы мы отсюда, у них шворц длиннее».
Открывается задняя перегородка, и из-под одеяла выползает больной Рёма, которого там прятали. О-Рё накрывает его пледиком и срубается. Видать, у постели сутки просидела :) Рёма снимает пледик с себя и накидывает на будущую супругу. У Рёмы перевязана лапка. Ну да, его и должны были подранить, все исторично. Сайго обсуждает с Рёмой какую-то бумажку, рядом ритмично покачивается О-Рё в отключке.
Так, я слышу про Сандзё Санэтоми. Интересно, который это эпизод его биографии? Это когда придворных заговорщиков погнали из Киото, что ли? Тёсю тогда, помнится, крепко влипло гуртом, то есть всем ханом. Но это было раньше.
Потом голубков оставляют наедине. «О-Рё, проснись. Не, из объятий выдергиваться не надо, замуж за меня пойдешь?» — «Куда-куда?!!» — «Ага, я уже придумал, где мы проведем медовый месяц». В общем, по всей сакамотьей форме предложил сердце и лапку. Раненую. За которую немедленно был укушен :))))

Кацура и кто-то без мона. Треплются за политику и Токугаву Ёсинобу. Либо что тот назначен сёгуном, либо что отрекся в пользу императора.
Рёма с Накаокой кюшают и треплются. Ну увы, увы, у меня уже и так мозг кипит от попыток понять.
Отосэ и О-Рё в свадебном платье. Является Сайго и тут же получает от девушки целый шквал благодарностей. О-Рё вручают инструмент — биву, что ли? Плохо их отличаю. На заднем плане Рёма с Накаокой все еще кюшают :) В общем, девичник и мальчишник, по одной штуке.

А вот далее в полной темноте и редких вспышках света сцена убийства Рёмы и Накаоки. Кто убийца — исторично непонятно. Очень интересное сценическое решение. Получается, что здесь Рёму убили перед самой свадьбой (или сразу после). В момент его смерти у играющей О-Рё обрывается струна.
Девушка в свадебном платье бредет в темноте, за кадром кто-то что-то говорит. Падает звезда. Если честно, еще нигде эта достаточно банальная аллегория не была так уместна. Если бы Рёма был героем античности, боги после смерти наверняка сделали бы его звездой или даже целым созвездием. Подвигов он натворил достаточно.

Финальная ария Рёмы в тумане, красном шарфе и с цветком. Рёма уходит с задорной улыбкой, глядя только вперед, без слез и почти без сожалений. Сожалеть и плакать выпало остающимся. Хочется верить, что он уходит к новым свершениям где-нибудь еще. Этот электровеник перпетуум мобиле так просто не остановить :) Рёма, черт возьми, ты заслужил свою всенародную любовь :)))

(Кошка, песню про айву — в золотой фонд Такарадзуки. Оно... мяу.)

На десерт народ в каком-то странном порядке выползает на поклоны. Ицуки Тихиро — своим дневным лицом :))) Сайго, Кацу и Кацуру люблю-не-могу, они прекрасны. Рёма выплывает последним, в пятне света и в желтом шарфике :))) (Майя Мики-сан так отчетливо выдыхает в этом месте :))) Финальным аккордом он зовет О-Рё, достает из-за пазухи цветок и дарит ей. Если бы я не прослезился раньше, я бы это сделал здесь :) Они ужасно трогательные!!! И песенка про айву общим хором. Уря, товарищи! Рёма всегда живой, какое бы мнение по этому поводу ни имела история.

Sakamoto_Ryoma.part1.rar
Sakamoto_Ryoma.part3.rar
Sakamoto_Ryoma.part2.rar
Sakamoto_Ryoma.part4.rar
Sakamoto_Ryoma.part5.rar
Sakamoto_Ryoma.part6.rar

@музыка: песенка про айву

@настроение: плесните на Рыся холодной воды, мозги таки вскипели

@темы: нихонмоно, шинсен-трава, японотрава

URL
Комментарии
2011-01-10 в 22:02 

старый блог kanna_kouzuki
Это шо, памятный салют в честь Рёмы?!Может, альтернатива китайской пиротехнике на Новый год? )))
в белом шарфике и ботинках, "Слуги бакуфу из меня не вышло, переквалифицируюсь в коммерсанты" )))))))))
— Да вы корзины-то хоть с бошек снимите, ретрограды. ДА! Это оно )))))) Я над амигасами каждый раз неудержно гыгыкаю )))
Противники присаживаются на корточки — это оригинальный способ подраться, я вам доложу, Вот кстати да, у кого бы спросить, зачем они - и до сих пор кендоки - на корточки присаживаются перед боем ) Асмяула-доно, гдеее вы?
В лапках у нее — собственноручное сшитое для Рёмы хаори (это не я такой умный, это синопсис «Баек»). "И собственноручно связанные теплые носки!" - вырвалось у Веры куда-то под стол...
«САНАКО?!!» — и бедный Рёма получает по жопе :))) Бедный Верыч, "Звонка" летом обчитавшийся, прочитал "Садако?!" и нервно хихикнул, представив это дело на Такара-сцене )))))))
рядом ритмично покачивается О-Рё в отключке. Ай-и, товарищ, режешь словом по живому и смеющемуся ))))))
Эх, блин, я пойму еще меньше при всем своем японском, ибо в биографии Рёмы ни разу не охаё, но после такого синопсиса стоит увидеть )))) Но сперва второй Оммёдзь и кинообзор на первый. И три экзамена. Ай-и, критично.

2011-01-10 в 22:22 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Vera Chambers Я в биографии Рёмы тоже ни сразу не спец, поэтому копал вчера что только мог, чтобы разобраться.
В общем, мы радио свободной Пустоши, и мыррработаем для вас! (с)

URL
2011-01-10 в 22:28 

старый блог kanna_kouzuki
поэтому копал вчера что только мог, чтобы разобраться.
Но ведь накопал, и даже суть не в том, что именно накопал, а в том, как изложил! :hlop:

2011-01-10 в 22:29 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Vera Chambers Мрррау :) Я очень, очень старался.
Про второго Рёму пост увидел? :)

URL
2011-01-10 в 22:32 

старый блог kanna_kouzuki
Про второго Рёму пост увидел? :)
Ы! Ах вот к чему было про "их там двое" в моем дневнике! Вижу. Иду читать.

2011-01-10 в 23:08 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Vera Chambers Да-да, именно :)))))) Это засада же!
Причем читать надо строго по порядку. Но вы все правильно учли :)

URL
2011-01-12 в 01:52 

Имри
Ну вот, пришлось смотреть. По чуть-чуть.
Начало 1-го акта - годовщина смерти, да? Японцы с цветами только на могилу и ходят
Но как похож Сайго!

2011-01-12 в 02:56 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Имри Ну да, про годовщину я понял со второго раза, с "Баек".
У Хошихары Мисао амплуа такое - внушать собой! Ты б видела ее могучего фашиста в Вампиррозе! :))) Офигенный Сайго получился, вылитый портрет.

URL
2011-01-12 в 19:31 

Таэлле
sugar and spice and everything nice
Спасибо.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Танцующая в тенях

главная