Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:07 

Для прекрасной samui kaze и не только

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Итак, Портал-2005, Киев, очень юный, неопытный и напуганный Рысь с диктофоном в зубах, который (Рысь, не диктофон) вырывается из лап друзей с воплем: "Уберите от Сапковского оргкомитет, тогда я возьму у него интервью!" При нас была тяжелая артиллерия в лице Джориана, поэтому с оргкомитетом вопрос был улажен, а Сапковский утащен в кафе и там расспрошен. Результат под замок, потому что это рыба, расшифровка записи. Но у меня же лапа не поднимается редактировать прелестный польский русский пана Сапека! Лет этому разговору много, продавать я его не собираюсь, но на всякий случай просьба из-под замка не выносить. Наслаждайтесь, друзья!

Это поэма!

Рысь: Пан Анджей, вы один из самых знаменитых фантастов современности. Ваше имя знакомо даже тем, кто фантастику не читает, — например, моей матушке. Она знает, честное слово, от меня знает. Скажите, как мировая известность повлияла на вашу жизнь? Она вам не мешает, не раздражает? Не бывает такого?
А.С.: Бывает по-разному, но, конечно, не раздражает, не мешает. Потому что как же — ну я сам заслужил. Если такое и случается, это чья вина? Моя! Так что я на мир не обижаюсь. Дождь идет — не обижаюсь, солнце светит — не обижаюсь на это. Это есть. Это инвентарь. Я взял это все с инвентарем. Я прекрасно это знаю и знал. Когда я начал писать, мне было что-то около сорока. Все свойственное детям ко мне отношения не имело. Я ребенком не был. То есть был, но давно. Все мы были детьми. Но я когда стал писателем, я был взрослым человеком, лишенным всех ребятишечных болезней.
Рысь: А что вы считаете наиболее удачной из своих вещей? Может быть, публицистику, не обязательно «Ведьмака».
А.С.: Мне труден этот вопрос. Вопрос сложный, и я... Кстати, на такие вопросы не отвечаю, потому что считаю их неудобными. Но ведь так же нельзя спросить: какая из ваших дочерей самая красивая? Они все красивые!
Рысь: Но, может быть, у вас есть самая любимая из ваших вещей...
А.С.: Есть, конечно, есть. Самые любимые — это те, которых я еще не написал. Эти самые любимые. Самые лучшие. Но есть у меня и вещи, которые я создал на основании холодной калькуляции. Так надо, так следует. Читатель — пусть он волнуется, а мне что волноваться? Я все знаю, чем это все кончится! Я делаю вещь холодной калькуляцией. Все значки, черные на белом фоне, я ставлю там, где надо. Я конструирую предложения такие, как надо. Я ставлю запятые, знаки препинания и вопроса там, где надо. Я это знаю, это техника. Я просто профессионал. Есть рассказы — особенно рассказы, — которые были созданы немножко иначе. Там просто сердце и душа, она диктовала мне слова.
Дж.: А можно, мы попробуем угадать, о каком из рассказов идет речь?
А.С.: Ну, попробуйте...
Дж.: Вот я не помню названия, там про Чеширского кота.
Рысь: «Золотой полдень», у нас перевели так.
А.С.: Близко, близко, но не точно. «Золотой полдень» я считаю самым лучшим своим рассказом. Это такой дозрелый Сапковский. Он классически обработан, там нет ошибок. Каждая струнка там играет. Но это не то. Я имел в виду Maladie (?).
Дж.: Про это я тоже подумал. Не угадал, значит.
Рысь: А вот смерти героев, они у вас тоже в замысле? Вот, например, Мильва, Кагыр и Регис, они в конце умирают. Вы решили, что они сыграли свою роль?
А.С.: Все было запланировано. И люди, которые утверждают — а есть такие, — что мне они просто стали неугодными, и мне не хотелось больше про них писать, и я их прикончил. Это неверно. Там все было тщательно запланировано. С самого начала. Все, что там случилось с героями, было частью плана, очень тщательно разработанного. Говорят — Сапковский кости бросал. Выпадут две единицы — убивает. Выпадут две шестерки — то продолжает жизнь, идет жениться. Неправда.
Рысь: Не откажитесь ответить буквально на пару маленьких вопросов по поводу телесериала и кинофильма.
А.С.: Наоборот — не соглашусь! Я про кино говорить вообще не буду. Так будет лучше.
Рысь: Ну, тогда не о фильме конкретно по вашей книге. Сейчас во всем мире идет подъем кинопроизводства на фантастическую тематику. Ваше к этому отношение?
А.С.: Ну, я думаю, у фантастики, научной, очень рано появилась картина, которая говорила все про этот жанр и явилась чем-то недостижимым. Что просто слов не хватает. Это, конечно, я говорю про... Его в Польше именовали как «Охотник за роботами». Но, конечно, это неверный перевод. Харрисон Форд там снимался.
Дж.: «Бегущий по лезвию бритвы»?
А.С.: Нет-нет! Да! Блэйдраннер! Правильно! Действительно, название оригинальное — «Блэйдраннер»! Я его считаю абсолютно верховным достижением, если речь идет о фантастике. А если речь идет о фэнтези, у меня другие фавориты. Их три. Это был «Конан-варвар», это была «Леди Хок».
Дж.: «Леди-ястреб»!
Рысь: Великолепный фильм! Я с вашей подачи посмотрела, мне безумно понравилось.
А.С.: И это «Эскалибур».
Дж.: А Толкин, «Властелин колец»?
А.С.: Тогда Толкина не было! А когда Толкин появился и Джексон, я сказал — да-да-да! Теперь уже так — да. Теперь «Владелец перстней» Джексона, потом долго-долго нет ничего, потом «Конан-варвар».
Рысь: А к «Звездным войнам» как относитесь?
А.С.: Это не фэнтези.
Рысь: А вы видели современное российское фантастическое кино? «Ночной дозор», например?
А.С.: Нет. Но это абсолютно моя программа, которую я выполню. Я хочу купить DVD «Ночного дозора». И посмотреть. Потому что мне предложили посмотреть эту картину в Пловдиве, на предыдущем Евроконе. Год назад. Но зал был слишком маленький, кислорода нет, и я в таких условиях фильмы смотреть не буду. Но я про этот фильм много знаю.
Рысь: А вы с Лукьяненко знакомы?
А.С.: Лично — нет. Нам лично не пришлось пока пообщаться.
Рысь: А вот если немножко пофантазировать... Представьте, что вам дали карт-бланш на экранизацию любого вашего произведения. Какое вы бы выбрали? Может быть, какой-нибудь рассказ?
А.С.: Я не знаю. Фантазия — фантазией, но я же писатель. Я не творец фильмов. Я не знаю вообще техники, ни хрена не знаю про фильмы. Я писатель. Спросите меня, как писать, — я знаю! Я не знаю, как фильмы делаются.
Рысь: Как известно, вас знают не только как писателя, но и как автора замечательных критических статей о фантастическом кино и фантастической литературе. Простите, как вы дошли до жизни такой? Как вам пришло в голову писать публицистику?
А.С.: Да это была глупость, по-моему. Я этого больше не делаю и делать не буду. Ну, решился когда-то, стал слишком подражать Умберто Эко, который для «Эспрессо» писал знаменитые фельетоны. Я ему немножко позавидовал и хотел тоже так. Но у него получилось, у меня — нет. Я абсолютно, никогда в жизни своей не буду заниматься публицистикой. Или критикой — абсолютно никогда.
Рысь: Ну, мое личное мнение, что напрасно, но хозяин — барин. А не собираетесь ли вы писать мемуары? Это, я думаю, было бы интересно всем поклонникам вашего творчества. И не только.
А.С.: Еще не время. Слишком много в моей жизни вещей, про которые мне просто говорить невозможно и нельзя. Слишком много. У меня была жизнь тяжелая очень. И некоторые там были дела, про которые мне просто разговаривать нельзя. Если хочу жить. А я хочу.
Рысь: Но ведь срок давности когда-нибудь истечет?
А.С.: Может быть. Но еще не истек.
Рысь: Я просто помню, что словами, голосом Лютика вы говорили, что мемуары должны писаться в достаточно раннем возрасте, потому что лет в восемьдесят уже не до этого.
А.С.: Точно так. Но правда такова, что я про свою жизнь разговаривать не могу. Там слишком много теней, тьмы, зла и вещей, про которые лучше не говорить.
Рысь: Понятно... Вот еще такой вопрос. Я практически не сомневаюсь, что многие молодые авторы обращаются к вам за помощью и консультацией. Как вы к этому относитесь?
А.С.: Да гоню их вон. Что ты за писатель, если ты нуждаешься в каких-то советах! Да ты ХРЕН, а не писатель!
Рысь: А если просят оценить, как вам, мэтру, понравится их произведение?
А.С.: Я их вон гоню!
Рысь: Пан Анджей, а как вы относитесь к фанфикам по своим произведениям? Читали их когда-нибудь?
А.С.: Нет. Времени нет.
Рысь: А в принципе, к самому явлению как относитесь?
А.С.: Пожалуйста, почему нет? Я не возражаю. Но читать не буду. Нет времени. Я пишу.
Рысь: А скажите пожалуйста, в вашей знаменитой статье утверждается, что в Серых горах золота нет. Она достаточно давняя, лет тринадцать назад появилась, с тех пор ваши взгляды не изменились? В Серых горах по-прежнему нет золота?
А.С.: Изменились в очень большой степени. Этот мирок, это был военный манекен. Что-то вроде манифеста. И был он, как всякие манифесты, полной демагогией. Так что если бы пришлось мне сегодня это делать, я бы сделал совсем по-другому. Потому что я знаю, что теперь мне не с чем бороться. И тогда тоже не было, с чем бороться. Потому что я не учел, что читают, и рынок читателя. Он то, с чем я борюсь, с чем я... против чего я восстаю. Он сам это прекрасно сделал. Что произведения, которые кретинские, и авторы, у которых ни за хрен таланта, они исчезнут. А я опасался тогда, что они не исчезнут, что они придут к власти даже. И будут диктовать свои правила. Хотя в общем-то это неправда.
Рысь: А российскую фантастику современную вы читаете?
А.С.: Нет, но собираюсь.
Рысь: Хотелось бы узнать, может быть, на нашем склоне Серых гор какое-то золото появилось?
А.С.: Собираюсь, но не было времени, и времени все время нет. Просто нет. Я книги пишу. Но я смотрю, например, на списки бестселлеров больше, которые есть. Что продается. Нет ни одного списка, ежемесячного, где Лукьяненко, Дяченки, Олди — да все время попадаются. Так что читатель — он знает, что делает. Это не есть списки критиков, переводчиков, издательств, которые хотят себя рекламировать. Нет! Это списки наиболее покупаемых книг. Все время — Лукьяненко, Дяченки. Но, конечно, если моя книга на рынке появится, то для них места уже не найдется. (Смеется.)
Рысь: Ну что вы! У вас, по-моему, своя собственная ниша, которую не занять никому. Ваши произведения настолько отличаются ото всех прочих, что это просто невозможно.
А.С.: Нет. Есть писатели, с которыми я воюю за место в списке бестселлеров. Но не с фантастикой. Это Хмелевская, это криминал, это Капустинский — журналист. Вот с ними мы боремся и даже меняемся телефонами. Какой ты сукин сын, почему теперь книгу пускаешь? Сейчас моя выходит! Я говорю — ну что ж мне поделать, так вышло. А теперь будем биться, наверное. Да, будем биться.
Дж.: Как же вы с Хмелевской-то пересекаетесь, у нее же женские детективы!
А.С.: Ну, Хмелевская просто очень популярна в Польше. А в списке мест пять. Она — первая. Если есть Хмелевская, то я могу быть только вторым. У Хмелевской нет новой книги — тогда я первый. И так крутится.
Рысь: Тем не менее, на мой взгляд, ваши книги можно использовать в качестве учебника для написания фэнтези. Вот не беря даже конкретную статью. Очень много различных литературных приемов. Просто можно проследить и воспользоваться.
А.С.: Но это не так, это не так! Это может так выглядеть, но это не так. Во-первых, я буду всегда утверждать, что писатель — это индивидуалист и индивидуальность. И все советы, все подражания, он кого-то обожает и задумал писать только потому, что он кого-то обожает и хочет так же, есть бессмысленно.
Рысь: Нет, я говорю не о подражании, я говорю о том, чтобы учиться у мэтра.
А.С.: Этому нельзя научиться! Писатель — это судьба, а судьбы не выбирают. Нельзя научиться, абсолютно, невозможно. Это судьба.
Рысь: Пан Анджей, а в принципе — что вы читаете и чем обусловлен ваш выбор?
А.С.: Главным образом модой. Что в списках бестселлеров, что лучше продается и про что пишут в газетах. Потому что у меня так мало времени на чтение, что если я читаю, то беру верхушку.
Рысь: А скажите, есть ли у вас определенная система работы над текстом?
А.С.: Есть. Но не думайте, что я вам скажу какая.
Дж.: Секрет фирмы.
Рысь: В последнее время наблюдается развитие интереса к ролевым играм. Различным — настольным, компьютерным, играм на местности. Как вы относитесь к этому явлению?
А.С.: Не отрицательно. Меня это не особенно интересует. Я интересовался, да, я подтверждаю, но как явлением, скажем. Я знал, что это будет популярным, когда это еще не было популярным. Я это прекрасно знал. И хотел даже помочь ролевым играм войти, так сказать, на польский рынок. Но пока я придумывал, как это сделать, время сделало свое, и они были уже популярны.
Дж.: Я думаю, вам удалось все-таки оставить свой след в этом деле. Игры по «Ведьмаку» в России считаются одними из самых крупных.
А.С.: Я просто из скромности про это не упомянул.
Рысь: Вот в этом году я еду на игру по «Ведьмаку». Значит, вы, в принципе, не возражаете против того, чтобы по вашим книгам тоже ставились ролевые игры?
А.С.: Ну зачем же, зачем же? Я знаю, откуда появляются эти вопросы! Но мы в Польше уже этот вопрос решили. Было так, что многие волновались, что конвенция — это про литературу, про серьезные вещи. А эти сидят в уголку и метают свои кости. Выбросить их, вон их, как Иисус гнал торговцев из храма. Я говорю — а зачем? Люди, оставьте же их в покое! Зачем мы возбуждаемся? Года три тому назад проходили коридором на конвенции, все вставали и кланялись, а теперь головы от костей не поднимают — чем тут возбуждаться?
Рысь: А в какие игры любите играть вы сами?
А.С.: В покер.
Рысь: Вы картежник?
А.С.: Был.
Рысь: А в бридж?
А.С.: Тоже был.
Дж.: А к преферансу как относитесь?
А.С.: Нет, в преферанс не умею играть. Не умею.
Дж.: Может быть, давайте мы как-нибудь в следующий раз вас научим?
А.С.: Нет, я уже не игрок. Я тоже играл, очень много, и в поножовщине приходилось, и очень хорошо, у меня шрам на шраме. Меня шили каждую неделю.
Рысь: А у вас есть хобби?
А.С.: Да, я рыболов. Только на искусственную мушку. Это потруднее.
Дж.: На искусственную мушку нахлыстом?
А.С.: Нахлыстом!
Рысь: А куда вы ездите рыбачить?
А.С.: По-разному. Это как насекомые летят. За насекомыми. Форель жрет насекомых.
Дж.: А вы форель в основном ловите?
А.С.: Форель и лосося.
Дж.: А жереха не пробовали?
А.С.: Тоже. Я даже щуку на муху ловил. Даже карпа.
Дж.: Но карпа лучше всего ловить, видимо, сетью...
А.С.: Да? А я ловлю его на мушку. Мечта моя — поймать на мушку сома. Пробовал. Но сукин кот не хочет брать мушку!
Рысь: А вы не пробовали на ту дохлую ворону, как Лютик ловил?
А.С.: Вот мушка мне понравилась. Но искусственной мушки в форме дохлой вороны нет.
Рысь: А можно немножко личных вопросов? Ну, например, какое ваше любимое блюдо?
А.С.: Всякого рода плоды моря. Раки, крабы, осьминоги, медузы.
Дж.: Вы ели медуз?
А.С.: Да, ел. Как съесть свои собственные галоши. Мне китайцы сказали. Мы ели в китайском ресторане — но действительно китайском. Не этих, подражающих. И они сказали так — тут дают блюда, которые полезны для здоровья. Тем, кто болеет. Я сказал — у меня бывают проблемы с давлением. У меня высокое давление. А! Так ты должен съесть медузу. Мать твою ёп! Что ж, ну как бы свои собственные галоши сожрал! Резиновый сапог, намоченный в воде.
Дж.: Но хотя бы полезно оказалось?
А.С.: Нет. Давление не изменилось. Но резины нажрался.
Рысь: А ваш любимый напиток?
А.С.: Коньяк. Благородный.
Дж.: А какая марка, если не секрет?
А.С.: Курвуазье. Но он так мой любимый, что я его себе позволяю только несколько раз в год. С большим торжеством. Чтоб он остался торжественным.
Рысь: А какая ваша самая любимая книга?
А.С.: Не буду оригинальным — Толкин, «Владелец перстней». Я его читал в переводе на польский. Первый раз по-польски, потому что Толкина в Польше издали в пятидесятых. Очень рано.
Рысь: А вы действительно знаете восемнадцать языков?
А.С.: Скажем так — по ступенькам. На пять языки знает только господин бог. На четыре — учитель. На три — ученик. На три я знаю шесть. Но учтите, что заказать завтрак, прочитать газету, узнать, когда который поезд уходит и куда, я знаю очень много. Но так, чтобы свободно говорить, как, например, с вами, скажем, шесть.
Дж.: А какие?
А.С.: Английский, немецкий, русский, итальянский, чешский. Польский не считается.
Рысь: Но по-русски вы говорите прекрасно. Долго учили язык?
А.С.: Долго. Около десяти лет. К тому же большая практика. Я много ездил, я же бывал, я же даже сидел. Я феню знаю.
Рысь: А самый ваш любимый фильм?
А.С.: Не могу сказать. Нет у меня такого.
Рысь: Пан Анджей, а расскажите немного о своем характере. В вашем исполнении, я думаю, это будет самое верное.
А.С.: Что мне, и хвастаться, и самокритиковать?
Рысь: Нет, просто описать себя.
Дж.: Делать то, что хочется.
А.С.: Что же, я рассказчик. Я врун. Это сразу же видно. Теперь — за деньги, это мне помогает выдумывать. Абсолютно характер у меня открытый. Я не замыкаюсь в себе, не заключаюсь, как черепаха в своей скорлупе. Я человек открытый, я всегда выхожу к людям. Но это не обозначает, что я их особенно люблю. Я критик не для того, чтобы их поправлять, исправлять, а такой, потому что я такой. Ну и еще одна черта — я абсолютно ничего не боюсь. Даже зубного врача.
Рысь: Значит, вы даже не боитесь Пехова.
А.С.: Ну, не знаю... А стоит?
Рысь: А он у нас стоматолог.
А.С.: А... Я зубного врача не боюсь. Может быть, потому, что со мной в жизни делали такие вещи, при которых зубной врач — ничтожность, деликатес.
Рысь: Случайно, не этим ли обусловлено ваше удивительное чувство юмора?
А.С.: И этим тоже. Боль, которую мне задавали в жизни, я всегда воспринимал как что-то неважное. Да пусть делают! Жизнь делала со мной такие штуки, что рассказывать трудно.
Рысь: Не буду оригинальной и спрошу — вам нравится на этом конвенте?
А.С.: Почему нет? Конвент как конвент.
Рысь: А вообще любите бывать на конвентах?
А.С.: И так, и нет, знаете. С одной стороны, что жаловаться, если все любят, все просят, все задерживают? Дайте интервью, дайте с вами сфотографироваться. Ну, конечно, это льстит. С другой стороны, это тяжело. Но я же сам избрал свою судьбу. И не на всех конвентах я могу побывать, это абсолютно верно. Жаль, что некоторые, когда им откажешь, они сразу же в обиду. Это жаль. Потому что мои отношения с польским фэндомом испорчены абсолютно. Потому что они не хотят принять во внимание, что я не могу бывать на всех конвенциях. И не хочу на них бывать. Это мое право. А они все обиделись.
Дж.: А вы не пробовали предложить им съехаться на один большой конвент?
А.С.: Кто я такой, чтобы им что-то предлагать? Они — институты, которые намного старше меня, они существовали тогда, когда меня совсем не было. А что, вы думаете, что теперь, когда разойдется по интернету, что я побывал в Киеве, что появится во всех польских газетах? Подкупили. Там ему мильон баксов, что решился к ним поехать.
Рысь: А в Россию вы не хотите снова приехать? Вы давно у нас не были...
А.С.: Ну, меня никто не приглашал.
Рысь: Как никто не приглашал! Быстро зови Колесникова! (Прим. — Член оргкомитета Роскона.)
Дж.: А вообще, на самом деле, не возникала ли у вас такая мысль... Если бы вас пригласили просто приехать в Москву ваши поклонники, просто приехать встретиться? Вы бы согласились?
А.С.: Да. Почему нет? Оболочка конвенционная — это для меня чистая формальность. Конечно, я знаю, что пригласить Роберта Шекли из Америки или Сапковского из Варшавы — это деньги. Это надо заплатить. Полет, проживание. Конвенты — лучше, потому как они всегда найдут спонсоров. Они найдут спонсоров, которые это оплатят. А как мне быть, когда люди приглашают? Что, каждый сунет купюрку?
Дж.: И пригласят на эти деньги. А почему бы и нет?
А.С.: Если так... я возражать, конечно, не стану. Но я реалист. Я знаю, что лучше на конвентах, потому что там найдется спонсор, который поможет. Там никто не будет ударен по карману. Из бедных людей никто не пострадает за меня. А так что мне — они должны пострадать? Не знаю, как у вас, а у нас, поляков, святой принцип — на конвенциях, когда приглашают, несмотря на то, сколько там ты делаешь вещей, никогда не берется гонорар. Все, что они делают для нас, — это путешествие и убытование. Никогда не требуем ничего больше. Это наша честь такая. На конвенции, которая за границу, это все знают — путешествие, убытование, гостиница. Все остальное — как хотим. Но не требуем гонорара никогда.
Дж.: То есть вы не исключаете возможность, что если мы в Москве соберемся и вас пригласим, то вы приедете.
А.С.: А мне никакой разницы, кроме, так скажем, моральной. Вот здесь, я чувствую, есть люди, которые могут дернуть кошелек и из кошелька вытащить какие-то там деньги для меня. Но это может быть для меня неудобно морально. Потому что конвенция есть конвенция. Там есть спонсор, он много денег даст. Много. Спонсоры денег много дают. Поверьте мне, я знаю эти штуки. Техника конвенций мной очень хорошо запомнена. Я знаю, сколько они получат от спонсоров. И это не будет стоить практически ничего.
Рысь: Последний вопрос. Просьба ответить максимально честно. С какой целью вы пишете?
А.С.: Если честно, так трудно. Так трудно, потому что я иногда сам не знаю. Самый простой ответ — это моя профессия. Если шахтер сядет в Донецке на лифт, спускается вниз уголь копать, то какая его цель? Уголь копать — да, заработать тоже на провизию. Но это не уголь тебе копать — литература. Может быть, потому что я хочу... вот есть язык, красивый очень, а ты встречаешься ежедневно с людьми, которые употребляют такой паскудный, такой жаргон, ты можешь что-то сделать. Может быть, они прочтут, что я пишу, — зеки. И скажут — ну нет, ведь можно и нужно же иначе. И не засмеют, что мы говорим, как дураки. Потому что оставить после себя что-то — это же мечта для всех. Мы не вечные. Кому до ордена, а кому до вышки. Мы не вечные. Пусть по нас останется что-то. Во всем мире, что мы оставим о себе знак какой-то. Вырубим на дереве, напишем что-нибудь, сотворим. Хочется, чтобы жизнь твоя была целесообразной. Я что-то в жизни сделал. По мне — нон омонис мори.

Сапковский, Шекли, светлая ему память, кусок спины Джориана и Рысь за кадром со старым пленочным фотоаппаратом, чуть не падающая от восторга и офигения.

sapek_shekley

@музыка: Tears of the Samurai

@настроение: раскопательное

@темы: рысемяу-у-увости, рукорысие, изыскания архивной ши

URL
Комментарии
2010-09-13 в 01:30 

Имри
Ооо, спасибо огромное. Рысь, можно я с друзьями поделюсь? По-почте. Они никуда не выложат, обещаю и чем хочешь клянусь. Просто они пана Анджея тоже любят.

2010-09-13 в 01:31 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Под подписку можно :) Мне просто не хочется широкого распространения этого материала, только своим.

URL
2010-09-13 в 01:33 

Имри
Их мало и они свои. Ручаюсь.

2010-09-13 в 01:46 

Грифона Ари
Крылата, когтиста и зла зело
О, это прекрасно! Великолепные ответы на действительно интересные вопросы! Рысь, спасибо, что поделилась!

2010-09-13 в 02:02 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Грифона Ари Сапек - это метр семьдесят чистого незамутненного наслаждения :laugh:

URL
2010-09-13 в 02:16 

Milady shamAnka
Soy un cyborg. Я - киборг, но это нормально
Чудо какое.
Спасибо тебе большое)))

2010-09-13 в 10:51 

samui kaze
keep calm and put the kettle on
Донна Анна (Ллиотар), огромное просто спасибище :kiss: Действительно чудесно :heart:

2010-09-13 в 13:06 

Летучая Кошь
Донна Анна (Ллиотар), спасибо ))
С гигантским удовольствием прочитала )

2010-09-13 в 16:39 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
samui kaze Вот про "ты ХРЕН, а не писатель" грех было не растащить :)))))

URL
2010-09-13 в 16:49 

samui kaze
keep calm and put the kettle on
Донна Анна (Ллиотар), это правда.
И очень как-то - тронуло что ли? - про красоту языка. Как-то оно очень сухо, но в то же время пробрало.
*Сказал человек, не чурающийся уродливых выражансов*

2010-09-13 в 16:54 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
samui kaze Э? Глупая рысятина не догнала.

URL
2010-09-13 в 17:12 

samui kaze
keep calm and put the kettle on
Донна Анна (Ллиотар), это я так объясняю *)
Вот имеем абзац вот есть язык, красивый очень, а ты встречаешься ежедневно с людьми, которые употребляют такой паскудный, такой жаргон, ты можешь что-то сделать. Может быть, они прочтут, что я пишу, — зеки. И скажут — ну нет, ведь можно и нужно же иначе. - вот это вот желание показать как можно и нужно иначе :) мне там чудится прям какая-то филологическая влюбленность в предмет, простите за неологизм.
(Оно меня очень трогает, но при этом я храбро пользуюсь тем же самым ужасным жаргоном, да. :lol: )

2010-09-13 в 18:11 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
И ведь, холера, как доходчиво показывает... Язык у него великолепный же...

URL
2010-09-13 в 18:25 

samui kaze
keep calm and put the kettle on
Донна Анна (Ллиотар), я не знакома с языком оригинала, так что тут плюс поправка на переводчика ) но насколько мне известно, пан Анджей при своем знании языка за процессом следил, нет? *))

2010-09-13 в 19:02 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
samui kaze Вроде бы да, хотя нареканий на официальный перевод до фига. Тем не менее я считаю, что Вайсброт монстр и умничка, и мне очень жаль, что мы так и не успели познакомиться :(

URL
2010-09-13 в 19:07 

samui kaze
keep calm and put the kettle on
Донна Анна (Ллиотар), о? Я не слышала про нарекания, это прошло мимо меня.
Вайсброта жаль :(

2010-09-13 в 19:08 

Дракониха
Ууу, нет времени дочитать и инет дома вырубили... Ещё вернусь :)
А что Сапек сейчас пишет?
Башня шутов мне дико понравилась, а Божьи воины - нееееееее, дажи кушат нэ магу.

2010-09-13 в 19:08 

Дракониха
Нехорошая Рысь, в Киев приезжала и даже не позвонила!

2010-09-13 в 19:18 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
samui kaze ТруЪ фанаты его имя иначе как сквозь зубы не произносят. Только я видал альтернативный перевод статей. Не впечатлило. Вайсброт, может, и не точен, зато отлично сохранил дух и атмосферу, а это важнее. Сапека нельзя переводить тускло и серо, будь оно хоть триста раз близко к тексту.

Ужасно жаль! Переводчик старой школы, с душой работал, сейчас таких почти не делают :((((

Дракониха Понятия не имею, что он пишет, честно :) Я даже "Свет вечный" не читала, потому что мне как раз БШ не пошла.

Дракоша, итить твою!!! Я для кого ГОД, когда это безобразие происходило, написала!!! Пять лет назад мы не были знакомы!!!

URL
2010-09-13 в 19:31 

samui kaze
keep calm and put the kettle on
Донна Анна (Ллиотар), кошмар, я теперь никак не могу считаться тру-фанатом? Печаль и горе.

2010-09-13 в 19:47 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
samui kaze Мы не тру-фанаты, мы просто обожаем Сапека! Мы не из этой песочницы :)))

URL
2010-09-15 в 11:47 

Лорд Нефрит
Гений гнусных высказываний (с)
Донна Анна (Ллиотар) Если в следующий раз судьба в Киев занесет - хотелось бы пообщаться.

2010-09-15 в 14:00 

Рысь Ллиотар
Остапа несло. Впереди были водопады Рэроса.
Лорд Нефрит Ну конечно! В Киев я давно хочу, там куча народу, которого я хотел бы повидать.

URL
2010-09-15 в 14:27 

Лорд Нефрит
Гений гнусных высказываний (с)
Будем ждать :)

2010-10-24 в 15:34 

Крусник-05
Вот здорово! Спасибо большое!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Танцующая в тенях

главная